Shvsmizmailovo.ru

Анапестический ресурс

Никольский, Николай Михайлович
Николай Михайлович Никольский
Дата рождения:

1 (13) ноября 1877(1877-11-13)

Место рождения:

Москва, Российская империя

Дата смерти:

19 ноября 1959(1959-11-19) (82 года)

Место смерти:

Минск, Белорусская ССР, СССР

Страна:

 Российская империя →
 СССР

Научная сфера:

история, востоковедение, библеистика

Место работы:

Смоленский университет (1918—1922)
Белорусский университет (1920—1953)
Институт истории АН БССР

Альма-матер:

Московский университет

Известен как:

автор работ по истории религии, истории Древнего Востока

Награды и премии


Никола́й Миха́йлович Нико́льский (1 ноября [13 ноября1877, Москва — 19 ноября 1959, Минск) — русский советский историк, библеист, востоковед, сын М. В. Никольского (также востоковеда). Выпускник Московского университета (1900). Некоторое время преподавал в народном университете в Нижнем Новгороде. Академик АН БССР (1931), член-корреспондент АН СССР (с 04.12.1946, по отделению истории и философии[1]); автор работ по истории религии, истории Древнего Востока. Филолог, специалист по семитским языкам и клинописи.

Во время оккупации Белоруссии фашистскими войсками в годы Великой Отечественной войны академик Н. М. Никольский находился в партизанском отряде.

Был награждён двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени.

Содержание

Биография

Родился Н. М. Никольский в 1877 году в Москве, в семье крупного ученого-востоковеда Михаила Васильевича Никольского (1848—1917), положившего начало ассириологии в России. Окончив в 1900 году историко-филологический факультет Московского университета, преподавал историю в гимназии, успешно сочетая учительскую работу, которой он отдал 19 лет, с научно-исследовательской.

Н. М. Никольский ещё в студенческие годы заинтересовался марксистско-ленинской теорией, приобщение к которой он считал переломным этапом в своей жизни и деятельности. «Марксистско-ленинскому учению, — писал он впоследствии, обращаясь к студентам-историкам, — я обязан всеми научными удачами и успехами»[2]. В годы первой русской революции молодой учитель сразу и безоговорочно принял сторону большевиков: участвовал в работе лекторской группы Московского комитета партии, активно сотрудничал в большевистской печати, предоставил свою квартиру для заседаний МК РСДРП. После Великой Октябрьской социалистической революции Николай Михайлович с головой окунулся в водоворот научно-исследовательской, преподавательской и организаторской деятельности. Преподавал в Социалистической академии общественных наук и Москве, а с 1918 года — в Смоленском государственном университете, ректором которого проработал с 1919 по 1921 годы.

Переехав в 1921 году в Минск, Н. М. Никольский стал профессором Белорусского государственного университета, затем деканом педагогического факультета, а с 1929 года начал работать в системе АН БССР. Членом этой академии его избрали в 1931 году. С января 1937-го Николай Михайлович возглавлял Институт истории АН БССР. В 1938 году ему было присвоено почетное звание заслуженного деятеля науки БССР.

В годы Великой Отечественной войны Н. М. Никольский, не успевший эвакуироваться из Минска, отказался сотрудничать с гитлеровцами, за что вместе с семьей подвергался всевозможным притеснениям. Белорусские подпольщики по указанию подпольных партийных организаций вывезли Н. М. Никольского и его семью в партизанскую зону, а затем переправили в Москву. Все это время Н. М. Никольский занимался напряженной научно-исследовательской деятельностью, итогом которой явились две книги: «Частное землевладение и землепользование в древнем Двуречье» и «Этюды по истории финикийских общинных и земледельческих культов». На титульном листе одной из рукописей написано: «Начато собирание материалов 12.IX.1941 г., начато писание текста 16.11.1942 г.; закончена 18.III.1943 г., в оккупированном Минске, в честь Советской Родины. Окончательно отредактирована и переписана к 14.XII.1943 г. в партизанских отрядах Белоруссии»[3].

В 1946 году Н. М. Никольский был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. В 1947-м — ученый избирается депутатом Верховного Совета Белорусской ССР.

Умер Николай Михайлович Никольский в 1959 году, оставив огромное научно-педагогическое наследие и множество учеников — продолжателей его дела.

Научная и просветительская деятельность

Из того, что в годы Первой русской революции 1905—1907 гг. Никольский читал лекции под эгидой лекторской группы при Московском комитете РСДРП, некоторые биографы делают вывод, что после Великой Октябрьской социалистической революции

взгляды Никольского, в значительной мере соответствовавшие идеологии победившей партии, часто получали официальную поддержку, что облегчило его научную карьеру в годы коммунистической диктатуры[4].

— Электронная еврейская энциклопедия

Однако «совпадение научных взглядов» было далеко не полным, а вместо поддержки Н. М. Никольский нередко испытывал давление более именитых коллег с целью заставить его сойти со своих не вполне марксистских, на их взгляд, позиций. За словами того же источника

Он, однако, по-прежнему подчеркивал резкое отличие социальных форм древневосточного общества от общества античного. В противоположность мнению большинства советских историков, Никольский рассматривал все государства Древнего Востока, в том числе Израильское и Иудейское царства, как формы восточной деспотии, опирающейся на чрезвычайную устойчивость сельской общины. Эти социальные формы он считал не рабовладельческими, а феодальными (позднее полупатриархальными и полуфеодальными)[4].

там же

скрывается серьёзное идейное противоречие между общепринятой в научном коммунизме концепцией смены общественных формаций и личными взглядами Н. М. Никольского. В первой дискуссии об азиатском способе производства (19251931) позиции, которых придерживался Н. М. Никольский, были признаны ошибочными, и, как этот факт часто комментируется, «азиатчики были разгромлены»[5]. Тем не менее, несмотря на «разгром», Н. М. Никольский никаким репрессиям не подвергался; более того, его труды в СССР продолжали публиковать и переиздавать без изъятий, хотя и с редакторскими комментариями относительно «ошибочности» тех или иных авторских формулировок[6].

Н. М. Никольский — автор почти всех статей о Библии и иудаизме в Энциклопедическом словаре «Гранат» и многих статей на аналогичные темы в 1-м издании Большой советской энциклопедии.

Н. М. Никольский как библеист

«Н. М. Никольский был первым историком религии, познакомившим широкие круги русских читателей с достижениями библейской критики. Являлся убеждённым сторонником школы Юлиуса Велльгаузена[7] (перевёл его „Введение в историю Израиля“[8], выводы которого он расширил и дополнил)». Далее «Электронная еврейская энциклопедия» утверждает, что

в условиях «духовной цензуры» в (царской?) России Никольский был лишён возможности вести научную и преподавательскую работу в университетах; его деятельность протекала в рамках различных общественных организаций,

однако добавляет, что

он был также преподавателем Нижегородского народного университета[9]

.

Библиологический словарь[10] отмечает, что первоначально Н. М. Никольский был близок к идеям религиозно-исторической школы. К этому этапу отнесена вышедшая в начале XX века серия книг «Религия в свете научной мысли и свободной критики», редактором которой был сам Н. М. Никольский. Серия книг включала переводы работ крупнейших либеральных теологов; сам Никольский опубликовал в этой серии книгу «Царь Давид и псалмы» (СПб., 1908). В этом сочинении Никольский отнёс к т. н. допленному периоду лишь 10 псалмов, датировав прочие периодом плена и периодом Второго Храма. За работой о псалмах последовал популярный труд «Древний Израиль» (1911, 2-е испр. и доп. изд. 1922)[11], «написанный живо и ярко, с позиций светской историографии»[12]. Примыкающая к нему книга «Иисус и первые христианские общины» была издана уже после революции (1918). В ней Никольский выступил с критикой т. н. мифологической теории; в частности — против попыток отождествить евангельский рассказ о Страстях с языческими мифами об умирающих богах:

«Осирис, Адонис, Аттис, Таммуз гибнут от враждебных богов или от враждебных стихий; там нет ничего человеческого, естественного, похожего на историческую действительность. Иисус погибает в неравной борьбе с правящими иудейскими сферами… Тут нет ничего несообразного, напротив, всё чрезвычайно стройно укладывается в рамки тогдашней бурной иудейской жизни»[13]

Евангелия Никольский датировал между 70 и 90 гг. н. э. Из посланий только восемь считал принадлежащими ап. Павлу. Эсхатологии первых христиан посвящён его очерк «Мировой и социальный переворот по воззрениям раннего христианства» (М., 1922). Тематика работ, опубликованных в 1920-е гг.: о херувимах, о проблеме монархомахии (цареборчества) в Ветхом Завете, о талмудических свидетельствах, касающихся Христа. «Библиологический словарь» отмечает в работах Никольского с начала 1930-х гг. «усиление тенденции к гиперкритицизму»[10], которую авторы усматривает в том, что Никольский отрицал, на основании Ветхого Завета, наличие у иудеев подлинного монотеизма в допленный период.

«Антимарксистские» взгляды Н. М. Никольского

В своих трудах академик Н. М. Никольский упорно — невзирая на идейно-политическую конъюнктуру — придерживался своей, сформировавшейся ещё до революции, точки зрения на генезис мировых общественно-экономических процессов. Как и большинство его зарубежных коллег, начиная с Эдуарда Мейера и Гастона Масперо, он проецировал видимые им отрезки мировой истории на известный ряд утвердившихся в научном обороте категорий общественно-экономических формаций: феодализма, капитализма… К ним на рубеже XIX—XX веков добавилось новое понятие — империализм. Примерив эти шаблоны к известной ему истории Древнего Востока, Н. М. Никольский пришёл к выводу, что, в частности, Вавилон эти формации уже проходил. И хотя учёный империализм прямым текстом не называет, однако использование категории «банковского капитала», указание на симптомы наличия «финансовой олигархии» и, конечно же, борьба этих сил за передел поделённого мира — всё это подводит читателя к пониманию, что вавилонский капитализм набрал существенные признаки империализма на высшей и последней стадии своего развития.

Оперируя этими категориями, к середине 1920-х годов Н. М. Никольский подготовил хронологическую схему, которая была опубликована в 1-м издании Большой советской энциклопедии[14]:

Хронологическая таблица к ст. Вавилония
В основу положены расчёты Вейднера (1924); новейшие расчёты Эд. Мейера (1925) не вносят существенных изменений, отличаясь всего на 15-8 лет
Годы до хр.эры События внешнеполитической истории Внутренняя история
 
3900 3800   Первая династия Ура  
11 династий, время которых с точностью не установлено
    3250 Мессилим, царь Киша*) Эпоха феодальной раздробленности
    2700 Урукагина, исак-реформатор Лагаша
 
2662 2187   Шесть династий царей Шумера и Аккада
2637 2582   Шаррукин, царь Аккада Переходная эпоха разложения феодализма и образования объединённого помещичье-бюргерского царства; первые записи права.
2572 2558   Маништусу, царь Аккада
2426 2302   Владычество гутиев
2294 2187   Третья династия Ура
2186 1924   Эламское владычество
    2057 Аморейское вторжение. Основание Вавилонского царства
 
1924 1758   Древневавилонское царство Окончательная организация помещичье-бюргерской монархии; кодекс Хаммурапи; кратковременная феодальная реакция при касситском завоевании.
1955 1913   Царь Хаммурапи
1746 1171   Касситское владычество
 
1171 828   Пять вавилонских династий эпохи борьбы с Ассирией Образование на юге халдских княжеств, пытающихся овладеть Вавилоном
 
828 625   Вавилония под властью Ассирии Соперничество и борьба ниневийской торговой партии с вавилонским жреческим капиталом заканчивается уничтожением внутренней самостоятельности Вавилона и превращением его в ассирийскую провинцию.
    828 Салманассар подчиняет Вавилонию Ассирии
    689 Санхериб разрушает и опустошает Вавилон
    681 Восстановление Вавилона при Асархаддоне
 
625 537   Нововавилонское, или Халдское царство Господство банковского капитала. Расцвет г. Вавилона при Навуходоносоре. После 537 г. Вавилон остаётся финансовым и промышленным центром и расширяет свои операции на территорию всего персидского царства.
604 562   Навуходоносор II
    537 Вавилония завоёвана персами
 
  *) Древнейшая точная дата (прим. Н. М. Никольского).

Приведённая схема никоим образом не вписывается в «формационную пятичленку» (как на жаргоне советских обществоведов называлась цепочка последовательно сменяющих друг друга формаций), так как получается, что и капитализм, и даже империализм — уже «дела давно минувших дней», а это влечёт за собой неминуемый схоластический вопрос: как соотнести сие с той или иной цитатой из «классиков». Правда, сам Маркс, в рабочем порядке, вписал было «азиатский способ производства», но развить эту идею не успел, да и не смог бы: данные, которыми оперировал Н. М. Никольский, были во времена Маркса ещё не известны. Так или иначе, Н. М. Никольский, сумевший затвердить свою «антимарксистскую» гипотезу на страницах Большой советской энциклопедии, оказался под огнём яростной критики. Не последними в ней звучали голоса некоторых профессоров с таким же солидным, «дореволюционным стажем» в востоковедении.

Перепевы этой «критики» по странной причине подхватывают и некоторые современные критики Никольского. Упоминая статью Никольского «Вавилония» и его схему (см. выше), профессор-философ предупреждает читателя: её автор — учёный-марксист (sic!), с 1905 г. близкий к Н. М. Покровскому и И. И. Скворцову-Степанову, член лекторской группы Московского комитета РСДРП. И этот большевистский агитатор (как представляет Никольского читателю рецензент)

с поразительной лёгкостью (без какой бы то ни было серьёзной опоры на факты) рисовал картину 3000-летней эволюции от феодализма к власти финансового капитала. Не остался в стороне от марксистских исканий…[15]

И приведённая схема, и последующие труды Н. М. Никольского, упрямо продолжавшего видеть на Древнем Востоке феодализм и т. п., делают достаточно спорными основания для причисления Н. М. Никольского и его «исканий» к марксистским. Вместе с тем, серьёзную опору на факты, отрицавшуюся критиками Никольского справа и слева, учёный имел. Более того, уже после смерти академика, в конце XX века, правота его утверждений об империализме как высшей (и последней!) стадии развития Вавилонии получила новейшие доказательства. Их нашли, в частности, американские учёные, которых трудно заподозрить в близости И. И. Скворцову-Степанову и к марксизму как таковому:

одна американская экспедиция нашла в городе Ниппуре часть архива своеобразной банковской фирмы «Мурашу и сыновья». Сто пятьдесят документов, записанных клинописью на глиняных табличках, отражают широкие международные связи этой иудейской семьи. Мы находим там контракты на аренду земли, каналов, садов и баранов, сделки по купле и продаже, договоры о займах, расписки в получении залога за арестованных должников[16].

С формальной стороны, в этом оригинальном научном подходе Н. М. Никольского есть по меньшей мере один признак, который легко отыскать и в марксизме, точнее, в диалектике. А именно, тезис о цикличности развития, о «возвращении на круги своя». Но ни марксисты, ни настоящие антимарксисты, критикующие Н. М. Никольского, в этом ракурсе работы русского советского востоковеда-библеиста, видимо, не рассматривали.

Лишь по избрании в АН СССР, в 1948 году Никольский согласился с академиком В. В. Струве, что общественно-экономический строй древневосточных государств был переходным от первобытной общины к рабовладельческий формации[17]. Однако никаких поправок в ранее изданные труды он не внёс, и их продолжали переиздавать до 1970-х гг. в первоначальном виде, сохраняя авторские характеристики уклада соответствующих древних царств как феодального и пр.

Основные сочинения

  • Иудея при Маккавеях и Хасмонеях (в сб. «Помощь евреям, пострадавшим от неурожая»), СПб., 1901; отд.изд. Т.-А.:1975.
  • Царь Давид и псалмы, СПб., 1908
  • Раннее христианство. «Критическое обозрение», СПб., 1908, кн. 3 (8)
  • Вавилон и Библия. «Критическое обозрение», СПб., 1909, кн. 8
  • Израиль и Вавилон. «Вестник Европы», части 5-6, 1910
  • Древний Вавилон. Популярно-научные очерки по истории культуры Сумера, Вавилона и Ассура. М., Миръ. 1913. 434 стр.
  • Очерк разработки истории древнего Израиля в XIX веке. — в кн.: История еврейского народа, т.1, М., 1917
  • Феодальные отношения в Древнем Израиле.//Труды БГУ, кн. 1, 1922, Минск
  • Древний Израиль. М.: 1911; 2 изд., испр. и доп. М.: 1922
  • Керубы по данным Библии и восточной археологии.//Труды БГУ, Минск, 1922, № 2—3
  • Иудейские монархомахи VII в. //«Новый Восток», № 5, 1924
  • Талмудическая традиция об Иисусе.//Труды БГУ, кн. 6-7, 1925, Минск
  • Следы магической литературы в книгах псалмов.//Труды БГУ, кн. 4-5, 1923, кн. 12, 1926, Минск
  • Происхождение еврейского и христианского культа. Гомель, 1926
  • Хеттские законы и их влияние на законодательство Пятикнижия.//«Еврейская старина», т. 12, Л., 1928
  • Новейшие археологические открытия в Палести­не.//«Еврейский вестник», Л., 1928
  • Апокалиптическая литература. — «Литературная энциклопедия». М., 1929, т. 1
  • Происхождение юбилейного года.//Известия АН СССР, отд. обществ. наук. — М., 1931
  • История русской церкви, 3 изд., М.-Л., 1931
  • Еврейские и христианские праздники, их происхождение и история. М., 1931
  • Политеизм и монотеизм в еврейской религии (на белорусском языке), Минск, 1931; (рус. вариант в кн.: Никольский Н. М., Избранные произведения по истории религии, М., 1974)
  • Проблемы критики Библии в советской науке. ВДИ, 1938, № 1
  • Частное землевладение и землепользование в древнем Двуречье. (К истории вавилонско-ассирийского общества в 3-1 тыс. до н. э.). Мн., АН БССР. 1948. 160 стр. 3000 экз.
  • Значение проблемы общинного быта в Ассирии для изучения социально-экономической истории народов Древнего Востока, «Уч. зап. Белорус. университета», 1953, в. 16.
  • Культура древней Вавилонии. Мн., Изд-во АН БССР. 1959. 183 стр. 2000 экз. 2-е изд. М., ГПИБ России. 2000.
  • Кризис «критической» библеистики и задачи марксистской исторической науки.//Учёные записки БГУ, 1939, вып. 1. — Минск, 1939.
  • Никольский Н. М. Избранные произведения по истории религии, М., 1974
  • Происхождение и история белорусской свадебной обрядности / Никольский, Н. М. — Минск : Издательство академии наук БССР, 1956. — 275 с.

Примечания

  1. Н. М. Никольский. РАН. Биографическая справка
  2. [Цит. по: Ботвинник М. Н. М. Никольский. Минск, 1967, с. 5.]
  3. [Цит. по: Ботвинник М. Н. М. Никольский. с. 127.]
  4. ↑ Никольский Н. М. Электронная еврейская энциклопедия
  5. См. здесь «Азиатский способ производства», раздел «Дискуссии в Советском Союзе».
  6. Ср.: Никольский Н. М. Избр. произведения по истории религии. М., 1974.
  7. Вельхаузен, Юлиус
  8. Ориг. изд. на нём.: Prolegomena zur Geschichte Israels; 2. Auflage, 1883., СПб., 1909
  9. Электронная еврейская энциклопедия
  10. Н. М. Никольский. Библиологический словарь
  11. Никольский Н. М. Древний Израиль. М.: 1911; 2 изд., испр. и доп. М.: 1922
  12. Библиологический словарь, там же.
  13. Никольский Н.М., Иисус и первые христианские общины. М.: 1918
  14. Вавилония. Большая советская энциклопедия, т. 8. М., 1927, стлб.515-516
  15. Ср.: «О Юрии Яковлевиче Перепёлкине и его научных открытиях». Предисловие к кн.: Перепёлкин Ю. Я. История Древнего Египта. Спб.: «Журнал „Нева“», Летний сад, 2000. — С. 23.
  16. Опарин А. А. В царстве пигмеев и каннибалов. — Харьков: Факт, 2003. — гл. 3.
  17. Ср.: Никольский Н. М. Частное землевладение и землепользование в древнем Двуречье. — Мн., 1948.

Литература

  • Ботвинник, М. Николай Михайлович Никольский / М. Ботвинник. — Минск, 1967.
  • Лурье, И. М. Сорокалетие научной и общественно-педагогической деятельности акад. Н. М. Никольского//Вестник древней истории, 1940, № 3—4

Ссылки

  • Профиль Николая Михайловича Никольского на официальном сайте РАН
  • Никольский, Николай Михайлович — статья из Большой советской энциклопедии
  • Николай Михайлович Никольский в базе данных «История белорусской науки в лицах» Центральной научной библиотеки им. Я.Коласа НАН Беларуси


Никольский, Николай Михайлович.