Shvsmizmailovo.ru

Анапестический ресурс

Иноземцев, Фёдор Иванович
Портрет работы Петра Захарова-Чеченца

Фёдор Иванович Иноземцев (12 февраля, 1802 года, деревня Белкино, Боровский уезд, Калужская губерния — 6 августа, 1869 года, Москва) — российский врач, доктор медицины, хирург.

7 февраля 1847 года произвёл первую в истории Российской империи операцию с применением эфирного наркоза. Историческое событие состоялось в Риге, столице Лифляндской губернии, на территории передовой во всех отношениях Первой городской больницы.

Содержание

Детские годы

Фёдор Иноземцев, по одной из наиболее распространённых версий, происходил из семьи перса, который ещё маленьким мальчиком был завезён в Россию графом генерал-фельдмаршалом Бутурлиным во время боевых действий на Кавказе на территории Грузии. Другие версии гласят, что мальчик по происхождению был турком или кавказским горцем. Когда маленькому Фёдору было 12 лет, скончался его отец; что касается матери, то свидетельств о её дальнейшей жизни обнаружить не удалось. Известно, что всего у супружеской четы Иноземцевых было пятеро детей. После смерти отца будущий хирург переехал в Харьков, где Фёдора продолжил воспитывать старший брат Егор Иванович, в чьей семье он оказался.

Образование

В родной деревне Белкино Фёдор Иноземцев обучался у местного священника чтению, письму и азам Закона Божьего. Деревенский церковнослужитель, первый воспитатель Иноземцева, имел репутацию высокообразованного человека. По прибытии в Харьков к брату в 1814 году продолжил своё образование в Харьковском уездном училище. После окончания училища поступил в губернскую гимназию за казённый счёт, где ему была привита любовь к естественнонаучным дисциплинам. В частности, формированию склонности молодого гимназиста к ботанике немало поспособствовал его гимназический учитель В. М. Черняев, которому после окончания периода преподавания в гимназии самому суждено было стать известным российским учёным-естествоиспытателем. Гимназическое образование послужило Фёдору хорошим подспорьем для поступления в Императорский Харьковский университет в 1819 году. Сперва ему необходимо было пройти двухлетний курс так называемых «подготовительных общих наук», которые должны были ориентировать молодого человека на выбор будущей специальности. Ещё в самом начале обучения на подготовительных занятиях Иноземцев составил для себя «программу-минимум»: он отчаянно мечтал о поступлении на медицинский факультет, однако, поскольку ему приходилось обучаться за казённый счёт за неимением средств, Фёдору пришлось довольствоваться не вполне любимым словесным факультетом. Будущий врач-пионер пренебрегал лекциями и семинарами, всем своим видом неустанно демонстрируя нежелание обучаться на этой навязанной ему программе. Из-за какого-то проступка (сути которого по истечении времени понять уже невозможно) его обучение на третьем курсе было приостановлено, и он был отправлен учительствовать в Лемберг, в городское уездное училище, где принялся за обучение учащихся математическим премудростям.

Проработав в уездном училище на неблагодарной должности до 1824 года, молодой студент Иноземцев подаёт в отставки с казённокоштной службы с формулировкой «по состоянию здоровья». Вышестоящие чины позволили ему отправиться на заслуженный отдых. Наконец, через полтора года, в 1826 году, Фёдору удалось реализовать свою давнишнюю сокровенную мечту и поступить на медицинский факультет Харьковского университета, где началось его становление на пути реформатора отечественной хирургии. При этом на факультете медицинских наук он сдружился с другим великим врачом XIX века Николаем Ивановичем Пироговым, при этом в дальнейшем их судьбам суждено будет пересекаться не раз. Вскоре Иноземцев, оставивший за спиной «ненавистное» филологическое прошлое, стал откровенно тяготеть к хирургической науке, при этом главную роль в прививании интереса к этой отрасли медицины сыграл преподаватель Харьковского университета Николай Еллинский, который принялся всеми силами культивировать у Иноземцева способности «оператора». В 1829 года Иноземцеву-третьекурснику Еллинский доверил проведение первой в его жизни операции (по ампутации голени раненому), что стало начальным пунктом его хирургической карьеры.

Учёба в профессорском институте в Дерпте

Вскоре после окончания медицинского факультета Иноземцев должен был прослужить шесть лет на правительственной службе, что было предопределено его статусом студента, обучавшегося на казённый, государственный счёт. Момент окончания Иноземцевым любимой штудии совпал с решением николаевского правительства и (в частности, министерства просвещения по итогам совещания с императором) открыть профессорские институтские курсы в Дерпте, значимом научно-просветительском центре Прибалтийских губерний. Первоначально Иноземцев выказал смирение со своей участью, изъявив согласие безропотно отработать все положенные шесть лет казённой службы, однако старший брат Егор Иноземцев, а также первооткрыватель нового медицинского светила Николай Еллинский настояли на поступлении и сдаче экзаменов, которые отличались высоким уровнем сложности и предполагали всестороннюю осведомлённость соискателя в естественнонаучных областях. Сперва испытания состоялись в Харькове, он прошёл их успешно, но второй тур, являвшийся определяющим для молодого медика, прошёл при пристальном внимании правительственных лиц в стенах Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге — и с этими публичными экзаменами Иноземцев справился отлично.

В Дерптском университете Фёдор Иноземцев погрузился в среду весёлого общения и непрекращающихся философических студенческих посиделок, в которых принимали активное участие и физиолог Алексей Матвеевич Филомафитский, основоположник экспериментальной патологии, и собиратель слов русского языка очеркист Владимир Иванович Даль, и известнейший русский поэт-песенник, мастер элегической поэзии Николай Михайлович Языков (по совместительству будущий пациент Иноземцева). Соседом Иноземцева по комнате был Николай Пирогов, с которым судьба вновь свела его вместе. Тогда в период их соседства проявилась разница двух темпераментов — по воспоминаниям современников, жизнерадостный и общительный экстраверт Иноземцев несколько контрастировал с более аскетичным и погружённым в себя Пироговым.

Март 1833 года — время защиты докторской диссертации, которая была посвящена двустороннему методу камнесечения «De lithotomiae methode bilaterali», при этом защита прошла успешно и Иноземцев получил докторскую степень. После защиты наступает период интенсивной стажировки у западных профессионалов хирургического дела, из которых следует отметить немцев Грефе, Диффенбаха и Руста. Профессиональная командировка по странам Западной Европы, в ходе которой Иноземцев знакомился с последними достижениями зарубежной медицины в областях терапии, физиологии, патологии и хирургии, завершилась в 1835 году, когда молодой доктор вернулся в Россию.

Назначение в Москву и новый отъезд

После возвращения в Россию после посещения центров медицинского образования в Берлине, Дрездене и Вене Иноземцев читает лекцию об особенностях оперирования пациентов с каменной болезнью (полное точное название выступления: «Обзор операций, назначаемых в каменной болезни») и стяжает симпатии научного медицинского мира. Успех, вызванный чтением лекции, предопределил дальнейшую судьбу Фёдора Ивановича Иноземцева: его вопреки его собственному нежеланию назначают на преподавательскую должность в «святая-святых»: Московский университет, в то время как сам врач просил направить его в родной Харьковский университет. Тем парадоксальнее то, что один из кураторов научно-образовательной сферы, попечитель Московского учебного департамента граф Сергей Николаевич Строганов на эту престижную кафедру первоначально планирует назначить 25-летнего профессора Николая Ивановича Пирогова, однако того госпитализируют в Риге с сыпным тифом (в этом городе он проходил ординатуру). Фактически из-за этих перипетий Иноземцева направляют в Москву вместо Пирогова. Итак, в 1835 году Иноземцев — экстраординарный профессор практической хирургии на кафедре Московского университета, через четыре года — уже ординарный. После нового путешествия по странам Западной Европы, предпринятого в 1839 году (целью путешествия было «обозреть» лучшие клиники Германии, Франции и Италии), Иноземцев ознакамливается с последними тенденциями хирургии, и в этом же 1839 году участвует в составлении документа по реформированию медицинского образования в Российской империи по западноевропейскому образцу. Кстати говоря, документально мотивировка научно-познавательного турне Иноземцева звучала следующим образом: «С Высочайшего соизволения Государя Императора, в 26 день Апреля 1839 года состоявшегося, был отправлен за границу для узнавания современных усовершенствований по части практической Хирургии с сохранением жалования».

В 1846 году кафедра медицины Московского университета благодаря усилиям Иноземцева подаёт на имя правительства запрос об основании факультетских и госпитальных клиник. Во многом их прототипами послужили западные немецкие и французские клинические учреждения, но тем не менее отечественные клиники оказались более прогрессивными согласно отзывам газет. В частности, вот такой хвалебный комментарий был оставлен газетой «Московские губернские ведомости»: «По общему признанию всех обозревавших подобные учреждения на Западе факультетские клиники превосходят и удобством помещения, и богатством пособий». С этого года Иноземцев благополучно возглавляет факультетскую хирургическую клинику московского университета.

Новаторское применение эфирного наркоза

В Риге в феврале 1847 года именно Фёдор Иноземцев провёл успешную операцию с применением эфирного наркоза. Впервые в мире испытание эфирного наркоза состоялось в США 16 октября 1846 года, а в Россию спасительная во всех отношениях хирургическая новинка дошла практически через полгода. Сразу после пионерской рижской операции эфирный наркоз применил его коллега «заклятый друг» Николай Пирогов, который хорошо освоил этот способ — до ноября текущего года он выполнил более пятидесяти операций с применением эфирного наркоза (Иноземцев же с февраля по ноябрь стал «автором» восемнадцати таких операций). Ещё до инновационного применения ингаляционного наркоза вместе с профессором Алексеем Филомафитским Иноземцев долго изучал способы безболезненного проведения операций, принимал активное участие в деятельности медицинских комитетов, изучавших проблематику применения наркоза.

Общие итоги деятельности

Таким образом, именно Иноземцева можно считать первооткрывателем многих великих российских врачей, которые слушали его лекции в 30 — 40 годы: в первую очередь можно назвать Ивана Михайловича Сеченова, Николая Васильевича Склифософского и Сергея Петровича Боткина. Профессор Иноземцев всегда проявлял особую чуткость к студентам, умудряясь в самых противоречивых ситуациях заподозрить в них незаурядный медицинский талант, что неоднократно отмечали современники. Именно Иноземцев начал сочетать активное прививание практических навыков и теоретико-подготовительную деятельность в своей преподавательской работе. Каждый студент медфака должен был вести дневник естествоиспытателя. Если на третьем курсе будущий медик учился накладывать повязки, припарки и мази, то на пятом курсе ему доверяли проводить операции на основе полученных теоретических знаний. Искренняя неподдельная забота о развитии и практическом совершенствовании врачебных способностей студентов отличала его от других коллег-преподавателей, о чём свидетельствует и отзыв профессора Архангельского: «Новаторство в области преподавания и, в особенности, организация первоклассной для того времени клиники создали Ф. И. Иноземцеву врагов, главным образом, среди врачей-иностранцев, доставлявших ему немало неприятных минут». Фёдор Иноземцев был настолько популярным врачом, слава о нём гремела настолько широко, что в год он принимал в среднем более 6000 пациентов.

В 1859 году он вышел в отставку. До этого года Фёдор Иванович Иноземцев был бессменным заведующим кафедры оперативной хирургии медицинского факультета Московского университета. Важным аспектом деятельности Иноземцева также явились разработки на ниве медицинского просвещения: в 1858 году, за год до своей отставки он основал «Московскую медицинскую газету», которую редактировал до 1861 года. В 1861 году Иноземцев отказался от предложения Александра II занять пост председателя основанного в этом же году Общества русских врачей, уступив привилегию профессору Соколову, более того — завещал обществу свою газету, а также обширное собрание медицинских инструментов разных времён и свою естественно-научную библиотечную коллекцию. В дальнейшем двадцать лет «Московская медицинская газета» функционировала в качестве незаменимого инструмента просвещения непрофессиональных читателей.

Часто Иноземцеву, являвшемуся одним из вдохновителей и руководителей Медицинского совета при министерстве внутренних дел, приходилось участвовать в созывах разнообразных медицинских комиссий, а также в организации всероссийских съездов врачей и естествоиспытателей. Мысль о практиковании подобных съездов во благо отечественной медицинской науки была высказана Иноземцевым в основанной им «Московской медицинской газете».

Помимо Иноземцева-хирурга существует ещё одна сторона личности врача: Иноземцев-терапевт, который развивал идею лечения молоком и молочными продуктами. Во всяком случае, особое внимание молоку как целебному средству уделено в терапевтическом сочинении Иноземцева «О лечении молоком простудных и с простудными сопряженных болезней холодно-лихорадочного свойства», в котором были озвучены теоретические обоснования применения этого продукта в лечении больных простудными заболеваниями. Более того, Иноземцев систематически ратовал за принципиальное объединение этих двух составляющих в личности одного врача, утверждая, что врач-хирург одновременно должен быть терапевтом, поскольку это помогло бы ему в проведении подготовительных мероприятий перед операционным вмешательством.

Особой известностью пользовались антихолерные капли доктора Иноземцева, которые тот активно применял в лечении пациентов — эти капли были распространены ещё до Первой мировой войны, они пользовались традиционным спросом у населения России.

В психологическом плане Иноземцев также придерживался «мягкого» подхода к пациентам. По воспоминаниям коллег, практиковавших вместе с врачом-инноватором, Иноземцев имел в своём репертуаре два обращения: «дружок» и «милый мой», категорически не признавая остальные.

Фёдор Иноземцев скончался практически в нищете в Москве 6 февраля 1868 года и был погребён на кладбище при Донском монастыре.

Увековечение памяти

К столетнему юбилею Иноземцева было решено создать памятный бронзовый бюст, который в наше время располагается в музее истории Московской медицинской академии имени И. М. Сеченова. С правой стороны бюста, который первоначально располагался на роскошном мраморном постаменте, значится надпись: «В анатомическом театре. Без занятий в анатомическом театре нельзя сделаться рационально образованным, ловким и искусным оператором». На левой стороне приводится другая надпись — ещё одно изречение, которое любил повторять Иноземцев своим студентам: «В клинике. Подробное и точное объективное исследование больного при распознавании болезни должно служить главным основанием клинического учения». Сзади приводится ещё одна цитата из прославленного лектора: «Дома. Всегда делай для всех все, что можешь. Никогда ни от кого ничего себе не требуй и не ожидай». Сейчас бюст стоит на деревянной подставке, а мраморный постамент находится в другом месте.

Отзывы современников

Известный историк, археолог, ценитель и коллекционер русских древностей Пётр Иванович Бартенев так отзывался об Иноземцеве: «полезный профессор, искусный врач, благонамеренный гражданин, добрый человек, приснопамятный друг человечества». Дургие отзывы также содержат в себе принципиально высокую оценку личных и профессиональных качеств врача. В частности, стоит привести отзыв Ивана Михайловича Сеченова, создателя физиологической школы медицины: «…Живой по природе, он иногда увлекался на клинических лекциях, и тогда фразы получали у него порывистый, восклицательный характер, произносились с французским шиком. На лекциях по оперативной хирургии он был совсем другой человек, читал скорее монотонно, чем живо. Кафедры топографической анатомии тогда не было, и ему приходилось описывать послойно топографию различных областей тела».

Научные труды

В 1827 году Иноземцевым была написана научно-просветительская статья «О заслугах Лодера в хирургии». Отдельный выход в 1845 году ожидал статью «Commentatio physiologico-pathologica». Из некоторых других примечательных статей, заметок, комментариев и фундаментальных сочинений можно назвать также труд «О брюшном раздражении», изданный в Москве в 1852 году; «О лечении холеры сложной ревенной настойкой», увидевший свет в Москве в 1853 и ещё раньше, во Владимире, в 1835году; «Холодно-ревматический процесс» (Москва, 1853 год); «Столбняк у лягушки и значение его у человека» (Москва, 1860 и 1861 годы), а также два важных медицинских труда «О народном врачебно-исправленном лечении падучей болезни настойкой ландыша» (Москва, 1861 год) и «Основания патологии и терапии нервного тока» (Москва, 1863 год). Также Ф. И. Иноземцев написал (к русскому изданию труда доктора Аксмана «Beiträge zur mikroskopischen Anatomie u. Physiologie des Gangliennervensystems des Menschen und der Wirbelthiere») статью «О значении исследований Аксмана».

Идеи и умозаключения

В первую очередь в абсолютном большинстве своих научных трудов Иноземцев выступал в роли принципиального поборника анатомо-физиологического подхода в медицине. Исходя из приверженности этому развивавшемуся в то время направлению, Иноземцев пришёл к заключению, что обмен веществ в организме практически невозможен без участия в этом процессе нервной системы. Тем самым он подверг решительной критике теорию целлюлярной патологии, высказанную ранее иностранным членом-корреспондентом Санкт-Петербургской АН, патологом из Германии Рудольфом Вирховым, который утверждал, что все патологические процессы в организме человека вызываются отдельными нарушениями функционирования клеток, что в совокупности и приводит к конкретному патологическому явлению. Именно поэтому, систематически «пропагандируя» суждение о всеобъемлющем влиянии процессов нервной системы на жизнедеятельность человека, (в частности, на зарождение патологических явлений), Фёдор Иноземцев разрабатывал изучение проблематики простудных заболеваний: по его мнению, развитие воспалительного процесса на слизистой оболочке носоглотки происходит во многом по причине вовлечения «узловатой» (вегетативной) нервной системы, которая провоцирует дальнейшее развитие простудного заболевания. Причины возникновения многих патологических процессов в органах и тканях он усматривал в нарушении функционирования симпатической нервной системы, которое влекло за собой перебои в кровообращении — они-то и обуславливали возникновение патологий. В том числе, он рассматривал гнойные заболевания в числе тех, которым способствовали сбои в работе отдельных компонентов нервной системы.

Иноземцев, Фёдор Иванович.